April 19th, 2015

dedpixto

Non sci fiction

... о том, что будет, если права пациентов и врачей поменять местами



Один день из жизни Антона Михайловича,

Шел пятьдесят второй год действия нового федерального закона «Об охране здоровья врачей»...

Антон Михайлович, как обычно, проснулся только на третий истошный писк будильника, понял, что уже опаздывает на работу, и… решил никуда не спешить.



Саратовская Валентина Кировна — врач-невролог, автор блога valkiriarf.livejournal.com. Журнал ведет, чтобы чувствовать свою причастность к цивилизации и мировому уровню медицины. Валькирия — символ мудрости, справедливости и чести, в древних германских языках «валькирия» означает «подбирающая убитых». Автор блога с удовольствием комментирует в собственном ключе новости медицины, здравоохранения и деятельности регуляторов оных.


Теплый душ, чашечка кофе, пара сигарет и вкусный завтрак навевали теплую дремоту. По ТВ показывали любимый ситком, где главные герои бурно выясняли взаимоотношения между собой и жестокой действительностью. С удовольствием досмотрев очередную серию, Антон Михайлович наконец не спеша отправился на работу. По прибытию с неудовольствием оглядел притихших и не верящих своему счастью пациентов — сегодня их было особенно много после выходных. Сделав строгий выговор за безынициативность медсестрам, секретарям и помощникам, Антон Михайлович поскучнел.

Оказалось, что халат оставлен дома, да и в кабинете было несколько прохладно, но все-таки больше 16 градусов, при которых можно было спокойно уходить восвояси. К сожалению, свет горел и вода из крана лилась. И даже компьютер включился тут же. Других отмазок от рабочего процесса не предвиделось. Жаль.

Антон Михайлович решил не снимать куртку, шапку и грязные ботинки — смена все равно уже близилась к концу. Пробежав глазами пришедшие на рабочую почту приказы, распоряжения, рекомендации и прочие важные нормативные документы, которые в колоссальном количестве теперь доставлялись каждому доктору, и поставив отметку «прочитано», Антон Михайлович вышел в коридор.

Пациенты почтительно поднялись. Антон Михайлович, сурово сдвинув брови, указал на разноцветные кружки перед дверью кабинета. Пациенты шустро встали в колонны в затылок друг другу. Белый кружок — электронная очередь, красный — ветераны, оранжевый — «экстренные», желтый — «мне только спросить», зеленый — беременные, голубой — за справочкой, синий — медработники, фиолетовый — «от начальства»... С «фиолетовой» очередью всегда какие-то заморочки: то они начинают выяснять, кто важнее — от Владимира Владимировича или от Михал Михалыча, то просто рвутся к двери, не соблюдая субординацию. Никак не привыкнут.

Не имеющие никаких привилегий пациенты, печально вздохнув, отправились в сторону черного кружка. Честно говоря, им попасть к доктору сегодня не светило вообще. Эту очередь составляли отмеченные за прошлые прегрешения, которые имели плохое реноме у врачей госклиники и таким способом «отбывали наказание». Очень действенный метод воспитания здорового члена общества, между прочим. Доказано в Сколково.

Антон Михайлович громко хлопнул в ладоши, и пациенты резво достали электронные карты, полисы и индентификаторы. Это, конечно, была уже крайняя мера, так как без документов на порог поликлиники грозная вооруженная охрана не пускала никого и помощницы заранее выверяли, чтобы у каждого страждущего был с собой весь комплект, но само действо доктору очень нравилось. Убедившись, что у всех на руках имеется по пачке бумаг, Антон Михайлович пошел глотнуть кофе.

Пациенты, тихо шурша макулатурой, принялись заполнять графы. По нормам, на приме у врача надо указать одну причину обращения как основную, поэтому из перечня «голова», «левая нога», «правый глаз» и прочее нужно обвести всего одну часть тела, которая беспокоила больше всего. Обычно именно это неизменно вызывало трудности у пациентов. Никак не привыкнут. А ведь по ТВ целыми днями идут образовательные программы «Вылечи себя сам» и «Здоровье — здоровым».

Вызвав первого приглянувшегося из колонны «по записи», Антон Михайлович начал прием. За спиной доктора висел грозный плакат, предупреждавший пациентов, что если врач сочтет их поведение недостаточно вежливым, а улыбку — неискренней, то доктор имеет право пожаловаться в Комитет по осуждению больных, Министерство врачебного здоровья и охраны врачей и в прочие организации — список телефонов и электронных адресов потрясал воображение.

Согласно оставшимся с далекого прошлого нормативам, на прием одного больного полагалась 1 минута 40 секунд — время, в которое пациент обязан был уложиться любой ценой. Записанные заранее пациенты еще дома заполнили электронные опросники и практически имели на руках диагнозы и рекомендованные схемы лечения. Не уложившимся в контрольное время ставилась грозная запись в электронную карту, а некоторые «насобирали» уже несколько выговоров, и их дальнейшее бесплатное лечение было под большим вопросом. Антон Михайлович искренне не понимал, зачем они-таки приходят в поликлинику. Он считал это глупым заблуждением и дурной привычкой, оставшейся в наследство от столетия дореформенной медицины.

och.jpg

Очередь — тоже наследие прошлого — таяла на глазах. Осталось просмотреть висевших на линии «электронных больных» — тоже раритет, — и можно было заняться самообразованием. В углу экрана уже маячили значки интерактивных лекций, а профессора изнемогали от желания поделиться своими знаниями с единичными экземплярами докторов государственных здравниц и Центров здорового человека.

Щелкнув в последний раз по кнопке «сформировать и отправить отчеты», Антон Михайлович с удовольствием потянулся, хрустнув молодыми крепкими суставами, и со спокойной душой приложился к чашечке горячего чая, уже заваренного одной из его многочисленных помощниц. Приглашение на обед давно уже светилось в окошке срочных сообщений из администрации, но доктор решил, что сходит туда попозже, после спортзала и бассейна, прогуливать которые было строго запрещено. Министерство врачебного здоровья постоянно мониторило эту составляющую должностных инструкций. Забота о здоровье медика — основная забота государства!

На экране высветился звонок от коллеги из частного центра. Уставший и истощенный коллега привычно пожаловался на низкую зарплату, усталость и загруженность, и снова ненавязчиво поинтересовался, нет ли в поликлинике Антона Михайловича свободного местечка для опытного доктора. Но доктор только хмыкнул в ответ: с тех пор, как реформа закончилась, попасть на теплое место госврача стало практически нереально.

Антон Михайлович бегло просмотрел список пациентов на завтра и исключил некоторых — они ему чем-то не понравились еще в прошлый раз. Отправив запрос на отказ от их дальнейшего наблюдения, он заметил, что настроение улучшилось. Осталось «выпустить пар». Очередь «черного кружка» смиренно жаждала, пока доктор соизволит поскандалить с ними. Сегодня у Антона Михайловича было настроение немного развеяться, и пациенты быстро получили кто свою порцию гнева и раздражения, кто — возможность покричать и пожаловаться на современную медицину без страха уголовного наказания за содеянное.

Выплеснуть эмоции на живого человека — это вам не в интернетах свистеть! Это дорогого стоит! Вот только не у всех хватает денег на такое удовольствие. Поэтому и осталась функция в лишь в госздраве, как артефакт. Впрочем, многочисленная армия плохооплачиваемых и голодных госчиновников с удовольствием бы приняла весь огонь негодования пациентов на себя, но люди так консервативны... Им хочется вспомнить молодость и с удовольствием окунуться в былые годы, когда и небо было голубее, и вода мокрее, и в аптеках без рецепта продавалась настойка боярышника. Кто сейчас вспомнит эдакое с этими «электронными таблетками»... Э-э-э-э-эх...

Антон Михайлович знал про то время только из тестов по истории медицины, так как столетие медреформы считалось «смутным» и о нем предпочитали не вспоминать. Министерство здоровья врачей заботилось, чтобы источники информации, где хоть что-то упоминалось о тех нелегких для медиков годах, были доступны только узкому кругу посвященных лиц. Остальные пребывали в уверенности, что так было всегда: докторá — фонд нации, беречь, охранять и заботиться — обязанность всех и каждого.

Рабочий день закончился. С чувством огромного морального удовлетворения, немного уставший, но довольный, Антон Михайлович отправился в свой загородный дом. Ведь завтра — снова рабочий день, полный трудовых подвигов и свершений. Личный водитель уже в пятый раз прогрел салон купленного в рамках нацпроекта «Здоровье доктора — богатство страны» авто. Где-то в частных клиниках до сих пор горели окна: менее удачливые коллеги трудились на износ, продолжая заполнять документацию и принимать капризных и скандалящих больных, которым был закрыт вход в госклиники.

По городу сновали машины эвтаназиологов. В домах светились окна — шел очередной сериал о врачах-спасителях, очень популярный в народе. Главный герой, в высоком белом колпаке и хрустяще-белоснежном халате, одним движением руки снимал головную боль и помогал всем желающим забеременеть или обрести вторую половину. Страна плакала, смеялась и ждала Нового года, когда Главный Врач поздравит население с очередной победой медицины над чем-то плохим и порекомендует всем жить долго и счастливо…

Валентина Саратовская