dedo Vasiľ (ded_vasilij) wrote in homo_patiens,
dedo Vasiľ
ded_vasilij
homo_patiens

Документы о покушении на П.А.Столыпина.

Это в историю о врачебных ошибках, всё как всегда, состояние хорошее, поправляется, и вдруг - опа и помер. 
После ранения А.С.Пушкина в попу ("в грудь", писали поэты и историки) от которого тот умер. 
Оригинал  у allin777 
№ 1. Из телеграмм казанскому губернатору М. В. Стрижевскому из Петербурга

2 сентября 1911 г

[…] Состояние здоровья Столыпина очень удовлетворительно, кровотечение незначительное, пульс 70. Предполагается поранение плевры поверхности печени. Операция [не] понадобилась. […] [В] городском театре [во] втором антракте оперы «Царь-Салтан» Столыпин стоял [у] рампы, повернувшись лицом к публике, беседовал с подходившими к нему. Вдруг [из] рядов поднялся, быстро направился [к] Столыпину неизвестный [во] фраке, лет 28. Приблизившись [на] расстояние двух шагов, [он] выхватил браунинг. Раздались два коротких сухих выстрела. Столыпин схватился рукой [за] правую сторону груди, опустился [в] кресло. Левая рука окровавлена, силы покидают раненого, лицо бледнеет. Окружающие подхватывают его, несут [на] руках [к] выходу. Бледное лицо Столыпина сохраняет спокойствие. Несутся негодующие крики [по] адресу стрелявшего. Публика [в] страшном напряжении настойчиво требует гимна, занимает места, ждет. Взвивается занавес. Государь приближается [к] барьеру ложи. [На] сцене вся труппа исполняет гимн. Артисты, хор опускаются [на] колени. Многие протягивают сложенные как молитву руки [к] небу, несется мольба: «Боже, царя храни». Театр несколько минут дрожал, пока государь не покинул ложи. [Под] наблюдением врача раненый [в] полном сознании перенесен [в] карету скорой помощи, перевезен [в] лечебницу Маковского. Пуля попала ниже правого соска, засела [в] позвоночнике. [К] раненому вызваны лейб-медик Боткин, профессора Волкович, Оболенский, Афанасьев [и] другие. Решено пока воздержаться [от] операции. После выстрелов неизвестный, согнувшись, бросился бежать [в] боковой проход, [но] схвачен офицером [и] другими лицами. [При] нем найдены документы [на] имя помощника присяжного поверенного Багрова. Вторая пуля, ранившая Столыпина, [от] руки рикошетом ранила в оркестре концертмейстера Берглера [в] ногу.

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 5-10.

№ 2. Из телеграммы казанскому губернатору М. В. Стрижевскому из Петербурга

2 сентября 1911 г.

[…] Киев. Официальный бюллетень. 12 часов дня. Констатированы две огнестрельные раны, одна [в] правой половине груди, другая [в] кисти правой руки. Входное отверстие [на] груди находится [в] области шестого межреберного промежутка, внутри от сосковой линии выходного отверстия нет. Пуля прощупывается сзади под 12 ребром [на] расстоянии трех поперечных пальцев от линии остистых отростков. Ранение [в] первые часы сопровождалось значительным упадком сил, сильными болями, которые министр переносил стоически. Первая половина ночи проведена тревожно. [К] утру наступило улучшение, температура 37, пульс 92. Академик Рейн, профессора Волкович, Малков, Яновский, доктор Афанасьев, приват-доцент Дитерихс.

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 11.

№ 3. Телеграмма казанского губернатора М. В. Стрижевского председателю Совета министров П. А. Столыпину

2 сентября 1911 г.

Только что с болью в сердце узнал о злодейском покушении на Вашу жизнь. Всей душой, всем существом своим желаю Вам полного выздоровления. Да сохранит Господь Вашу драгоценную жизнь и здоровье для дорогой Родины, которая так нуждается в верном истолкователе и исполнителе предначертаний обожаемого монарха. Губернатор.

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 4.

№ 4. Из телеграммы командующего войсками Казанского военного округа генерала от инфантерии А. Г. Сандецкого и казанского губернатора М. В. Стрижевского императору Николаю II

3 сентября 1911 г.

Первый министр государства за свою стойкую преданность Престолу и Родине подвергся злодейскому нападению. Глубоко возмущенные гнусным покушением, представители ведомств и учреждений города Казани сегодня в Кафедральном соборе горячо молились о скорейшем выздоровлении верного слуги Престола статс-секретаря Петра Аркадьевича Столыпина. […]

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 12-12 а.

№ 5. Из колонки новостей газеты «Казанский телеграф»

4 сентября 1911 г

[…] Осмотр Столыпина привел к заключению о вполне благоприятном положении пациента. […] Болезнь протекает, не внушая опасений. […]
Сегодня приехала в Киев супруга Столыпина, севшая в Вильно в экстренный поезд. […]
При отсутствии неожиданных и несвойственных ходу поражения осложнений здоровье председателя Совета министров поправится столь быстро, что через 2 недели ему можно будет разрешить вставать.
[…] Злодей Богров неоднократно приезжал в Петербург, вероятно, для свидания с местными главарями революционеров. Текущим летом пробыл за границей два месяца. В августе был в Петербурге. Говорят, что приезжал сюда и весной. Адвокатской практикой не занимался. Среди революционеров Богров был не последним. Некоторое время состоял в центральном комитете. Говорят, ему было поручено убить Столыпина три года назад. Театральный билет Богров получил от начальника киевского охранного отделения. После преступления его держали в театре и допрашивали до утра, потом отправили в военную тюрьму. На допросе он заявил, что хотел совершить покушение на более высокую особу, но побоялся еврейского погрома.
[…] [Богров] Состоял тайным агентом киевского охранного отделения. Он заручился доверием начальника, которому сообщил о готовящемся якобы покушении на Столыпина. Он был пропущен в театр указать виновников замышляемого покушения. […]

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 21.

№ 6. Перевод шифрованной телеграммы из Киева и. о. председателя Совета министров статс-секретаря В. Н. Коковцева казанскому губернатору М. В. Стрижевскому

5 сентября 1911 г.

Ввиду крайне тревожного состояния здоровья статс-секретаря Столыпина и опасаясь в случае печального исхода возможности волнений и возбуждения одной части населения против другой, прошу Ваше Превосходительство принять самые решительные меры к предупреждению подобных волнений, а в случае возникновения беспорядков к подавлению их безотлагательно всеми законными средствами до военной силы включительно.
Ис[полняющий] об[язанности] председателя Совета министров статс-секретарь Коковцев.

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 30.

№ 7. Из телеграммы казанскому губернатору М. В. Стрижевскому из Петербурга

6 сентября 1911 г.

[…] [Вдова] Столыпина получает бесчисленное множество соболезнующих телеграмм. Соболезнование выразили государыни императрицы, великие княгини, великие князья, российские дипломатические представители за границей, иностранные дипломатические представители при российском дворе, председатели, члены государственных Совета, Думы, представители центральных, местных правительственных учреждений, общественные сословия, учреждения, комитет правых политических организаций, думная фракция «Союза 17/10»I, частные лица. Тело усопшего покоится в дубовом гробу, который установлен [в] тесном помещении лечебницы, не дающем вместить тысячи стремящихся поклониться праху покойного. [У] гроба неотлучно находится убитая горем вдова. Возлагается масса венков. […] Посреди верного исполнения долга [в] расцвете сил Столыпин погиб, [став] жертвой своего поста. […] Он многократно высказывался, [что] его может постигнуть такая судьба, но не колебался делать то, что он считал необходимым. Никто не может отрицать, что он стремился только [к] идеальным целям. Столыпин стоял чистым [с] незапятнанной честью [на] высшем посту государства, не злоупотребляя властью. […]

НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 4874, л. 15-18

http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/2011_1_2/10/08/

Tags: история болезни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments